logo308
Новости сайта О Франции Советы туристам Ваш Париж Регионы Франции Жизнь во Франции Русский взгляд
Учеба во Франции Работа во Франции Французский язык Бизнес во Франции Французская кухня Форум ИнФранс

bokovushki_oben_rot08 

Полезные ссылки о Франции

Средства массовой информации Франции

Жизнь замечательных французов

История Франции

Французская литература

Книги о Франции

Читальный зал ИнФранс - все статьи о Франции

Форум сайта

О проекте

Реклама на сайте

bokovushki_unten_blau08 

 

Гостевые дома в Алахадзы. . Хоккей.

 

Подписка на новости


 

 

Погода в Париже

 

Статьи о Франции

Во времена публичных домов

Сердце и тело на продажу Было время, когда «девушки для радости»  были настоящими жрицами и имели статус исповедниц. В пуническом Карфагене юноши, которым не хватало сильных ощущений, направлялись в храм Астарты, находящийся в Сикка Венерия (сейчас город Кеф в Тунисе), где служительницы Венеры занимались священной проституцией. Этот ритуал посвящения – визит в бордель – прошел сквозь тысячелетия. Как писал французский романист Боль Бурже, вспоминая свои годы, проведенные в лицее, «всегда был кто-то из наших товарищей, который был для нас недосягяем, как Альпы, - он уже там побывал..»

     Медик и моралист Альфонс Эскиро в 19 веке суммировал  всенародные чаяния того времени в двух на редкость деликатных фразах: «Проститутки так же неизбежны в обществе как стоки, канализация и свалки. Они поддерживают порядок и спокойствие в обществе».

      В средневековом Париже  было несчетное количество «bourdeux», «bon hostels», "maisons des fillettes" и «maisons loupanardes", которые посещались клерками судебных писцов, добропорядочными женатыми буржуа и сыновьями из приличных аристократических семей. Единственное, что было запрещено – это приставание в публичных местах. Те, кто преступал это правило, после краткого пребывания в Шатле – главной тюрьме столицы того времени, направлялись затем в специализированные учреждения с очень строгим надзором.

     Иезуитская казуистика терпимо относилась ко всем видам проституции, кроме практикуемой замужними женщинами.

     Постреформистская церковь закрыла бордели. У нее не было такой терпимости, какой обладал шотландский иезуит Джеймс Гордон, написавший в 1634 году: «Девушка для радости может совершенно законно принимать оплату за услуги, кроме случаев, когда она просит слишком высокую цену. То же самое касается любой молодой девушки или проститутки, которая занимается этой профессией втайне; но замужняя женщина не имеет права просить оплату за свои услуги, поскольку  доходы от проституции не входят в брачный контракт». Девушки, застигнутые за занятием своей профессией, направлялись насильно в больницах, которые создавались в стране начиная с 17 века, либо высылались в Луизиану или на острова, как Манон Леско аббата Прево.

     Накануне революции все меняется. Галереи Пале-Руайаль, собственность Филиппа Орлеанского, отца Луи-Филиппа, становятся известным местом занятия проституцией, и приносили принцу значительный доход. Что же касается Конституанты (учредительное собрание во Франции), то она разрешает с 1791 года открытие публичных домов (maisons closes) под наблюдением мэра города. Клиент выбирает девушку

     Девятнадцатый век начинается плохо для гетер. Заниматься продажей своих прелестей на улице запрещено; что, впрочем, не мешает процветанию проституции. Публичные женщины, которым начали выдавать "билеты" или "карты" на занятие проституцией, во времена Директории и подвергающиеся все более усиленному санитарному контролю и обследованиям, должны заниматься своей профессией «в доме» (en maison) и в официальных документах начиная с 1850 года появляется название «дома терпимости». С этого времени количество этих учреждений увеличивается на всей территории метрополии и в колониях, не считая еще и нелегальной проституции, которой занимались актрисы того времени (как в « Нана» Золя) и дамы полусвета, среди которых некоторые становились затем графинями. В каждом городе и многочисленных деревнях открываются места (lieux de perdition), которые обозначались для прохожих вывешенными красными фонарями на улице. Окна заведений были закрыты занавесками, чтобы избежать скандала. Считая своей заслугой сокрытие проституции в отведенных для этого местах, Парен-Дюшатель, оппонент медика – гигиениста Эскиро, пишет: «Сейчас наблюдается упорядочение или затишье хаоса; проститутки содержатся там и не распространяются повсюду; наблюдение становится более активным, наказание более суровым».

     Несмотря на то, что неорганизованная проституция была побеждена, в течение всего 19 века и первой половины 20 века – золотого века продажной любви, которая процветала в домах терпимости, плативших патент и отчисляющих часть своих прибылей на благотворительные меры – развитие сети школьных столовых произошло во многом благодаря прелестям этих дам! – дома терпимости станут одним из «столпов общества» во времена Бель Эпок или Анне Фолль. Кроме этого создается мифический мир, который так хорошо отражен альбомом, который ему посвящает Минерва Брижит Рошланде.

     Даже если церковь является одним из самых крупных владельцев домов, в которых разыгрываются  сцены не самого евангелического характера – борделя в Перонне, в Сомм – называемой "У каноника" - не было даже разговора о том, чтобы открыть такой дом терпимости в непосредственной близости от церкви, храма или синагоги, и еще меньше шансов – около школы или лицея.  Снисходительно относятся к тому, что носящие на фуражке кокарду отправляются к девкам после призывной комиссии, в ожидании открытия для себя радостей BMC (борделей для военных), но при этом школьник не имеют права отпраздновать свой успех в сдаче экзаменов для бакалавра в галантной компании девушек для радости!  Хватит уже студентов без гроша в кармане, больших любителей «сладенького», которые играют в карты на то, кто сегодня поднимется в спальню с Гиги, Крепкой Ляжкой, Ирмой или Рашелью.

Обитательницы борделя, 19 век     Дома терпимости обычно нахдились в народных кварталах, около казарм или в порту, но существуют также такие заведения и в богатых кварталах. Их существование опирается на три столпа: содержатель или содержательница, девочки  и клиенты. До 1900 года и мужчины и женщины имели равные права открывать бордели. Начиная с этого года только так называемый «слабый пол» имеет право управлять такого рода учреждениями, даже если хозяйка его на самом деле только предоставляла услуги пользования ее именем своему «сердечному другу» или мужчинам – рантье, добропорядочным семьянинам, старавшимся таким образом приумножить свое состояние. Полиция нравов не слишком скрупулезно относилась к прошлому сутенерш или младших их помощниц, часто являвшихся бывшими девушками для утех со стажем и опытом. Краеугольным камнем было наличие чистого полицейского досье, но еще большим преимуществом  было  отсутствие порочащих обвинений, например в том, что она обворовала клиента.

      Содержательница, обычно носящая на поясе внушительную связку ключей, была полновластной хозяйкой дома. Она, прежде всего, заботилась о своих подопечных, которые были приписаны к ее заведению, и которым она могла назначать штрафы за различные проступки, например повышения тона в разговоре или жалобы на плохие условия жизни. Эта женщина была одновременно и цербером-сторожем и советчицей, у которой мысли всегда заняты дневной выручкой, и которая всегда сожалела о том, что в году так много праздников и выходных, которые мужчины обычно проводили в семье, лишая ее заведение обычного дохода.

     Девушки обычно попадали в заведение из самых различных мест. Немного было тех, кто приходил туда по призванию, желая заниматься проституцией. Большинство из девушек были провинциалками, которых «отлавливали» на вокзалах или «уговаривал» сутенер, работницы заводов и фабрик, потерявшие работу, иностранки, впавшие в нищету, бывшие заключенные. Их сутенеры, которых называли "maqueraux" (буквально – макрель, на сленге – сутенер, кот), "macs", "barbeaux", "harengs", были поставщиками «свежатинки». Они поставляют свою добычу в хорошие дома и живут на те деньги, которые им приносят их девушки. И горе тем, кто прячет деньги от своего «кота»: удар «пера» оставляет на всю жизнь шрам на лице, являвшийся единственным украшением для них, полученным на ложе любви.

      Проститутки имеют различный социальный статус. Свет различал тех, кто работает в скотских условиях и тех, кто находится за закрытыми дверями пансионов «хороших домов» Парижа. Именно это описывает Парен-Дюшатель: «Каждое из этих заведений посещалось своими посетителями, и тон, манеры и привычки дома были предназначены, например, ремесленнику, рабочему, каменщику, и не подходили для офицера. Были также и те, кто имел обычай жить в высших слоях общества, они не могли находиться рядом с грубиянами». Не было плохих и хороших проституток. Так, А.Фраскон пишет в своей «Истории колоний» (1863): «Публичные женщины – матери революционеров». Эту мысль поддерживает Камиль Моклар в своем произведении «О физической любви» (1912), говоря: «В сексуальной дуэли проститутка мстит буржуазии за народ».

     Конечно, все клиенты, являвшиеся опорой этих заведений, не являются буржуа. В укромных темных уголках рабочие, моряки и солдаты получают свою порцию удовольствия на кушетке или прямо на лестнице. Все прочие постоянные клиенты, исключая наследных принцев, великих князей и членов парламента, были представителями среднего класса, приходившие в «отхожие места» успокоить свое либидо. Потребность создавалась необходимостью, поскольку их добропорядочные жены после рождения первого или второго ребенка говорили «Не сегодня, дорогой, у меня мигрень!» Им оставалось только искать утешения в компании девушек легкого поведения, которые были так податливы в их готовности исполнить малейший каприз клиента.

      Создаются респектабельные заведения в экзотических салонах, в которых есть все для ублажения клиента.

     В этих заведениях позволено все. Знаменитая «Золотая каска» из борделя на улице Розье рассказывала об играх в собачку, кошечку или паровозик. Но многие другие должны были удовлетворять более изысканные потребности, и появляется все больше «тематических» заведений, где можно было найти самые неожиданные предложения. Хорошие заведения могут предложить евреек и цветных девушек. В колониях же - в Магрибе и Индокитае, только белые девушки являются изысканным и пользующимся спросом товаром. Спать с ней – это значит мстить сильным мира сего: мандаринам, каидам и ага.

     Эта Атлантида удовольствий исчезла, поскольку мнение добропорядочных отцов семейств восторжествовало сначала в Болгарии (1911), затем в Австрии (1921) и в Бельгии (1925). По инициативе Марти Ричард закон закрывает французские бордели в 1946 году. Прежде всего из принципа. Но публичные дома выжили в другой форме: массажных салонов, хаммамов (арабских бань), клубов знакомств, в которых царила Мадам Клод и Лулу Акула. Адресами «ночных бабочек» всегда располагают портье гостиниц, получающие процент от своего сводничества. Те же туристы, кто ищет ночных удовольствий самостоятельно, направляются в Париже в район площади Пигаль, знаменитой своими стриптиз-барами, стриптиз-клубами, варьете. Обычно их содержат выходцы из стран Ближнего Востока и бывшие жители французских колоний в Северной Африке. Опытные туристы туда не заходят – шанс оставить там пару сотен долларов за бокал шампанского и навязанное общество девушек не слишком приглядного вида слишком высок. Другие «злачные места» находятся около площади Этуаль (Звезды), на улице Сен-Дени, в квартале Мадлен, в Булонском лесу, на авеню Фош. Выбор велик, вопрос только в тощине кошелька и определенности запросов клиента.

     Для тех же, кто любит утонченную эротику, предназначаются кабаре – от изысканных «Лидо», «Крейзи Хорс», незабвенного «Мулен Руж», в котором уже танцуют и русские девушки. Удовольствие полюбоваться на шоу и насладиться ужином с шампанским стоит от 300 до 1100 франков, а места надо заказывать заблаговременно – иногда за месяц-два. Нравы в таких заведениях строги – девушкам под страхом увольнения запрещается общаться с клиентами.

     В последнее время в буржуазных кварталах процветают странного вида закрытые клубы, вход в которые возможен только по рекомендации одного или нескольких из его клиентов: в нем пресыщенные жизнью богатые французы отдаются друг другу «безвозмездно», из жажды острых ощущений.. Но это уже не относится к борделям – за «любовь» здесь не платят, а занимаются ей добровольно-бесплатно. Существование этих клубов широко известно, об этом спорит пресса и следит французская полиция, известная строгостью наказаний по отношению к содержателям подобных заведений.. Именно об одном из таких клубов пишет скандально известная московская журналистка Дарья Асламова. Как пошутил один из моих знакомых, в ее лице первая и вторая древнейшая профессия счастливо воссоединились..

Приведу немного цифр и фактов из настоящего, чтобы вы могли себе представить размах проституции во Франции и отношение к ней французов:

Немного статистики:

Во Франции насчитывается от 15 000 до 18 000 проституток, из которых  от 12 до 14 тысяч – уличные проститутки, и от 3 до 4 тысяч – «закрытая» протитуция (в снимаемых квартирах, бары, салоны и т.п.)

Мужская проституция – предположительно около 600 человек в Иль де Франс, из которых большинство – травести. (Источник информации:  Ocrteh-office central de rйpression de la traite des кtres humains – Министерство внутренних дел Франции)

Иностраннные граждане составляют около 50% от общего числа занимающихся проституцией. От 250 000 до 500 000 женщин из СНГ, стран Восточной и Центральной Европы «поставляются» нелегально прекрасно организованными путями в страны Запада. (Источник : Офис международных миграций - Женева - 2000).

На число от 4 до 5 тысяч проституток в Париже от 200 до 300 - жительницы Балкан.

В 1999 году  во Франции было арестовано 600 сутенеров,из которых 137 были французами и организовывали «поставку» живого товара из стран Восточной Европы. В 1994 был задержан 901 сутенер, из которых 21% - женщины и 19% иностранцы (из которых, в свою очередь, 69% - выходцы из стран Магриба).

Один француз из шести посещал проститутку.

История французских борделей не заканчивается на этом – в 1990 году Мишель Барзаш устраивает общественный скандал своим предложением, на фоне эпидемии СПИДа, разрешить проституткам снимать недвижимость и управлять ею сообща, чтобы избежать всех форм сводничества. Можно предположить, что мы еще увидим вновь зажегшиеся красные фонари.

© Нелла Цветова

Обсудить на форуме
Все статьи сайта в Читальном зале

 

 

© Нелла Цветова 1999-2005 Все права защищены
©2005 Борис Карпов