Все о Франции по-русски. ИнФранс
Новости сайта О Франции Советы туристам Ваш Париж Регионы Франции Жизнь во Франции Русский взгляд
Учеба во Франции Работа во Франции Французский язык Бизнес во Франции Французская кухня Форум ИнФранс

 

  Вступление

  Прогулки по Парижу

  Это стоит посмотреть!

  Музеи Парижа

  В Париж с детьми

  Покупки, подарки

  Экскурсии по Парижу и из   Парижа

  Нефранцузский Париж

  Увидеть Париж и -   Рассказать!

  Фотопрогулки Бориса   Карпова

  Статьи о Париже

  Форум ИнФранс

  О проекте

  Реклама

 

 

 

Подписка на новости

 

Погода в Париже

 

Статьи о Париже

«Сент-Женевьев-де-Буа. Лица и символы» (вторая часть)

Секретева (ур. Филипповская-Кардасевич) Ирина Петровна, 10-5-1877 – 8-4-1958.
Сестра милосердия Российского Красного креста, вдова военного врача Волынского полка;
Секретева Ирина Петровна

Секретев Анатолий Петрович, ?-1908 – 23-8-1974, поэт, сын И.П.Секретевой. Свои работы подписывал псевдонимом Секретов. Выпустил в Париже два сборника стихов: "Фиолетовые облака" (1940) и "Мираж" (1972).
Секретев Анатолий Петрович

Фрагмент надгробья на могиле Секретевых
Фрагмент надгробья на могиле Секретевых


Полещук Георгий Емельянович, 4-4-1895 – 11-5-1970, штабс-капитан Алексеевского пехотного полка.
Полещук Георгий Емельянович

Алексеевский пехотный полк был одной из наиболее известных частей Добровольческой армии. Он был сформирован как партизанский полк под командой генерал-майора А.П.Богаевского в конце февраля 1918 года в станице Ольгинской из нескольких партизанских отрядов, в состав которых входила исключительно учащаяся молодежь: студенты, гимназисты, реалисты. Полк получил боевое крещение в кубанском (ледовом) походе, геройски проявил себя во время неудачного штурма Екатеринодара в конце марта 1918 года. В память о создателе и верховном руководителе Добровольческой армии генерала М.В.Алексеева, умершего в октябре 1918 года в Екатеринодаре, полк получил название Партизанского генерала Алексеева. В числе других частей Добровольческой армии в апреле 1920 года полк попал в Крым, где получил наименование Алексеевского пехотного. В составе Русской армии Врангеля полк также продолжал участвовать в боях, вплоть до эвакуации в ноябре 1920 года в Галлиполи. Полк продолжал существовать и в эмиграции – сначала как воинская часть, а затем как организация в составе РОВСа.

Алексеевский пехотный полк принадлежал к числу так называемых "цветных частей" Добровольческой армии, то есть частей, имевших в силу своих боевых отличий особые цвета обмундирования. Для Алексеевского полка ими стали традиционные цвета русской учащейся молодежи, белый и голубой: фуражки с голубым околышем и белой тульей и голубые погоны, на поле которых была прикреплена буква "А" славянской вязью.

Марш Алексеевского полка

Мемориал Алексеевцев в Сент-Женевьев-де-Буа
Мемориал Алексеевцев


Нуреев Рудольф Хаметович, 17-3-1938 – 6-1-1993, танцор, балетмейстер.

Если на дорожках кладбища к вам подойдет с вопросом француз, то почти наверняка он будет искать могилу Нуреева. Действительно, надгробие знаменитого танцовщика совершенно непохоже ни на какое другое, оно необычно и уникально, как уникален был человек под ним погребенный. Яркий, блестящий, нетрадиционный… Словно живой парчовый ковер только что наброшен на свежий могильный холм, и только присмотревшись, понимаешь, что это игра искусно выполненной мозаики.
Нуреев Рудольф Хаметович

Несколько строк из Википедии. "Рудольф Нуреев родился в поезде, направлявшемся во Владивосток, перед станцией Иркутск, татарин по национальности. Начал танцевать в детском фольклорном ансамбле в Уфе, а в 1955 году поступил в Ленинградское хореографическое училище. После его окончания в 1958 году Нуреев стал солистом балета театра имени С. М. Кирова (в настоящее время – Мариинский театр). 16 июня 1961 года, находясь на гастролях в Париже, отказался вернуться в СССР, став невозвращенцем.
Вскоре Нуреев начал танцевать в Лондоне и быстро стал мировой знаменитостью. Получил австрийское гражданство. Более пятнадцати лет Нуреев был звездой лондонского Королевского балета и являлся постоянным партнёром великой английской балерины Марго Фонтейн. Считается, что Рудольф Нуреев полностью изменил роль танцора в классическом балете. С 1983 по 1989 год Нуреев являлся директором балетной труппы парижской Гранд-опера. Скончался в результате заболевания СПИДом."

Еще о Нурееве: сайт, биография


Давыдов Денис Дмитриевич, 16-12-1894 – 25-6-1967. Воспитанник Императорского Александровского лицея. Вольноопределяющийся кавалергардского полка.
Давыдов Денис Дмитриевич

Нагрудным знаком Западной Добровольческой Армии служил белый мальтийский "крест Келлера". Он был учрежден в память о генерале графе Ф.А. Келлере, «первой шашке России», единственном корпусном командире царской армии, отказавшемся присягнуть Временному правительству, давшем согласие возглавить формировавшуюся в начале 1918 года в Пскове белую монархическую армию и получившем на это – в отличие от других Белых вождей - благословение Святейшего Патриарха Тихона. В декабре 1918 года Ф.Келлер был убит в Киеве петлюровцами.


Падалкин Алексей Петрович, 1898 – 15-9-1975, есаул Войска Донского, публицист.
Падалкина (ур. Мангуби) Дина Яковлевна, 17-6-1900 – 29-9-1968
Падалкин Алексей Петрович

Падалкин Алексей Петрович и Падалкина Дина Яковлевна

Алексей Падалкин происходит из донских казаков. Родителей лишился рано, вместе со своим родственником и опекуном архитектором Богдановым странствовал по южным городам. Когда началась Первая мировая война, он проживал в Баку и там поступил добровольцем во 2-й пограничный полк. Участвовал в боях с турками, был дважды ранен, награжден Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степеней. После второго ранения вышел из госпиталя уже в дни революции 1917 года и сразу поступил в Кавказский ударный батальон. Оставался на фронте в должности начальника разведывательной команды до развала фронта, после чего уехал на Дон вместе с частью своих разведчиков, где поступил на службу в Донскую армию. Ходил в Степной поход и состоял при штабе Походного атамана. Участвовал во взятии Новочеркасска.

В мае 1918 года Падалкин едет в Москву с поручением атамана П. Н. Краснова определить шансы на возможность мирных переговоров с большевистским правительством. Там Падалкин встречается с Троцким и Лениным, но отклика не находит. Вот его собственный рассказ об этой непростой и опасной миссии.

После возвращения в Новочеркасск Падалкин выполняет разведзадания в тылу противника, участвует в боях. При станции Шутово был ранен в кисть и плечо правой руки, но остался в строю, повел сотню в контратаку и снова был ранен штыком в ногу. На перевязочном пункте в эту же ногу снова попала картечь. За этот бой Падалкин был произведен в чин сотника. В 1919 году, отступая с Донской армией, попал в Крым и там служил офицером для специальных поручений при штабах 5-й и 2-й Донских казачьих дивизий. Не прекратил борьбы и уйдя в эмиграцию. Руководил агентурными заданиями в Болгарии. Четыре года состоял атаманом казачьей станицы в Варне.

В 1928 году переехал во Францию. Зарабатывал на жизнь физическим трудом, одновременно занимался собиранием и публикацией документов по истории казачества. Много писал сам. В 50-70-е годы регулярно публиковал свои статьи и очерки в ряде изданий казачьего зарубежья, был членом редколлегии журнала "Родимый Край".

Мемориал казачьей славы в Сент-Женевьев-де-Буа
Мемориал казачьей славы


Лосский Владимир Николаевич, 8-6-1903 – 7-2-1958, философ, богослов
Лосская Магдалина Исааковна, 23-8-1905 – 15-3-1968, его супруга
Лосский Владимир Николаевич и Лосская Магдалина Исааковна

Известный философ Николай Лосский, отец Владимира Лосского, в царское время был исключен из Петербургской гимназии "за пропаганду атеизма и социализма", а при большевиках был лишен каферды в университитете за христианские взгляды. В 1922 г. семья Лосских была "навечно выслана" из России. Покидали они страну на печально известном "философском пароходе", вместе с Бердяевым, Ильиным, Красавиным, Булгаковым и еще почти двумя сотнями лучших умов России. Операция проходила под личным контролем Ленина, каждый высылаемый обязан был подписать документ, указывающий, что в случае возвращения в РСФСР он будет немедленно расстрелян.

Лосские жили сначала в Праге, затем Владимир перебирается в Париж, чтобы завершить свое образование в Сорбонне. Он вступает в Свято-Фотиевское братство, члены которого стремились объединить усилия для защиты православия от возможных еретических искажений. Вскоре на ниве Свято-Сергиевского подворья и Свято-Фотиевского братства в Париже выросла плеяда замечательных русских философов, богословов, историков Церкви - и отечественная богословская мысль начала плодотворно трудиться в эмиграции. В 1940-1944 гг. В.Лосский участвовал во французском Сопротивлении. Занимался научно-исследовательской работой и преподавал догматическое богословие и историю Церкви в Институте св. Дионисия в Париже. С 1945 по 1953 гг. декан института. Стараниями Владимира Лосского был открыт первый франкоязычный православный приход на улице Сент-Женевьев в Париже.

Среди православных богословов своего поколения Владимир Лосский был одним из тех, кто стремился показать Западу, что Православие - не историческая форма восточного христианства, а непреходящая истина. Его труды пронизаны устремлением вести диалог с христианским Западом, сохраняя при этом всю целостность Православия. Лосский был тесно связан с католическими богословами и исследователями, которые просили его разъяснить суть православия именно католикам, - рассказывал его сын. Тогда философ прочитал им в Сорбонне курс лекций, на очень высоком уровне, при участии известных профессоров, ученых и философов. Эти лекции были объединены впоследствии в труде под названием "Очерк мистического богословия Восточной Церкви". Этот труд стал теперь классическим и переведен с французского на многие языки, в том числе русский. Владимир Лосский дает в нем систематическое изложение того, чем являлось собственно богословие и восточное Православие.

Подробнее об идеях В.Лосского


Плаксина (ур. Снитко) Надежда Дамиановна, 28-7-1899 – 1-9-1949. Сестра милосердия, кавалер ордена Святого Георгия трех степеней


О самой Надежде Плаксиной мне удалось найти всего несколько слов. Но они стоят многого, за ними ощущается ее характер, который она сумела передать своему сыну. Вот эти маленькие отрывки из интервью актера Глеба Плаксина, одного из "возвращенцев" послевоенной волны:

— ...Откуда же у вас американские награды? Ведь во время войны вы были гражданином Франции!

— Да, это так. Мои родители русские. Папа — офицер гусарского полка, дворянин. Он родом из Нижнего Новгорода. А мама выросла в Петербурге. Она сестра милосердия, георгиевский кавалер трех степеней. Кстати, моя бабушка по линии мамы — родственница известного польского писателя Генрика Сенкевича. Помните, он получил в 1905 году Нобелевскую премию?
Мои родители познакомились во время Первой мировой в госпитале города Севастополь. Так уж вышло, что и мама, и папа проходили там курс лечения после боевых ранений. Спустя короткое время поженились...

Во время революции 1917 года родители вынуждены были эмигрировать во Францию. Устроились в городе Лионе. Вы знаете что-нибудь о Лионе? Да-да, это центр французского производства шелка и бархата.

— Известно, что в эмиграции представители русской знати, как правило, работали водителями или чернорабочими. Ваших родителей постигла та же участь?

— Моим родителям просто-напросто повезло. Папа получил должность инженера в универмаге "Grand Вazar de Lyon". А мама поначалу не могла найти работу по своей медицинской специальности и шила одежду для богатых людей, как говорят, "от кутюр". Позже она устроилась в частную хирургическую клинику ассистентом хирурга. Помню, родители часто повторяли мне: "Мы русские, рано или поздно вернемся в Россию, и ты будешь служить русскому народу". Это было впитано, как здесь говорят, с материнским молоком. Я искренно хотел служить России. Мечтал гастролировать по русским городам. Ведь я музыкант, выступал с концертами с четырех лет.

– Вам довелось побывать во Франции уже после того, как обосновались в Советском Союзе?

– В 1976 году. Я снова увидел любимый Париж... Знаете, мне тяжело вспоминать об этом. Ведь, с одной стороны, только там, во Франции, у меня прошло золотое время моего творчества. Только во Франции я мог свободно разъезжать по Европе, гастролировать. Вот я вам рассказываю, а у меня аж мурашки по коже... А с другой стороны, уж так я воспитан, Россия – дом родной. Помню, когда я был еще от горшка три вершка, мама часто приговаривала: "Нужно жениться на русской, пусть на крестьянке, но на своей, русской". Так и вышло, правда, моя жена не крестьянка, а инженер-химик. Мы прожили с ней 47 счастливых лет.

Эпопея Глеба Плаксина, сына гусарского офицера и медсестры-героини – это отдельная история, достойная, наверное, целой книги. Трудно сказать, чего в ней больше: наивности, трагизма или высокой духовности и верности далекой стране. Почитайте, не пожалеете: О.Химич. Восток-Запад

Символ ордена Св. Георгия на одной из могил
Символ ордена Св. Георгия


Горовцева София Степановна, 1-3-1876 – 27-3-1963
Горовцева София Степановна

По кладбищенским табличкам видишь, как постепенно утрачивается русский язык у потомков эмигрантских семей. То "И" превратится в "Н", то букву "Я" перевернут и не исправят, то русская фамилия вдруг оказывается обратным переводом французского варианта… Это общая проблема переселенцев всех поколений и всех волн: самое трудное – это не научить детей чужому языку, а сохранить свой, родной. Как это ни печально, но к третьему поколению русский язык в эмигрантской семье обычно умирает.


Меркушов Василий Александрович, 8-12-1884 – 4-12-1949, подводник, писатель
Меркушова Мария Ивановна, 1887 – 28-2-1962, его жена.
Меркушов Василий Александрович

Выпускник Морского кадетского корпуса В.Меркушов начинает службу на Балтике, где его назначают на подводную лодку «Сиг» "для обучения подводному плаванию". После обучения получает звание офицера подводного плавания, впервые тогда введенное на флоте и присвоенное 68 человекам. В декабре 1908 года во Владивостоке, командуя подводной лодкой «Кефаль», В.Меркушов участвовал в уникальном эксперименте – погружении под лед Амурского залива.

В декабре 1912 года В.Меркушов получил в командование подводную лодку «Окунь» и на ней начал Первую мировую войну, став одним из самых известных командиров-подводников Балтийского флота. 21 мая 1915 года, находясь в Балтийском море, «Окунь» встретил соединение немецких кораблей, шедших в охранении миноносцев. Преодолев охранение, «Окунь» атаковал один из кораблей, который, обнаружив лодку, пытался её таранить. «Окунь» успел дать торпедный залп и погрузиться, хотя был сильно помят корпусом немецкого корабля. За эту атаку, вынудившую неприятельские корабли к отходу, командир лодки был удостоен ордена Св.Георгия 4-й степени, а команда – Георгиевских крестов той же степени. В июне 1915 года близ Виндавы «Окунь» атаковал немецкий крейсер «Аугсбург», за что лейтенант Меркушов был награжден Георгиевским оружием и Кавалерским крестом французского ордена Почетного Легиона.

Дальнейшей службе на подводных лодках Меркушову помешала полученная при таране «Окуня» травма позвоночника. Первая мировая война заканчивается для него 25 февраля 1918 года в Ревельском укрепленном районе, в этот день сданном немцам. Сам он после сдачи крепости остается в Ревеле, а после заключения Брестского мира перебирается в Одессу. Осенью 1918 года В.Меркушов уже в Севастополе, в составе добровольческих частей участвует в освобождении Одессы от петлюровцев, а в 1919 году участвует в десанте у Сухого лимана и взятии Одессы Вооруженными Силами Юга России. В ноябре 1920 года на пароходе «Харакс» Меркушов эвакуировал из Керчи донских казаков. В марте 1921 года в Константинополе служба 36-летнего капитана в русском военном флоте закончилась.

В ноябре 1922 года Меркушов, командуя буксиром «Скиф», принял участие в перегоне русских тральщиков и буксиров, реквизированных французским правительством, из Константинополя в Марсель. Так он попадает во Францию. Первые годы эмиграции Василий Александрович провёл неподалеку от Лиона, где был рабочим кабельного завода. Потом обосновался в Париже, жил, преодолевая прогрессирующие болезни; к концу жизни с трудом передвигался и ослеп на один глаз.

В эмиграции Меркушов написал две книги – «Подводники. (Очерки из жизни русского подводного флота 1905 — 1914 гг.)» и «Дневник подводника». О масштабах работы говорит такой факт: машинопись трех томов «Дневника подводника» насчитывала 1983 страницы, не считая карт, планов, текстовых приложений. А была еще и третья рукопись – «Агония Ревеля» (о событиях февраля 1918 г.). Но ни одна из этих книг не была издана за рубежом. В.А.Меркушов также сотрудничал с русским военно-морским журналом «Часовой», издававшимся в Париже. В нём имеется 41 его прижизненная публикация и несколько материалов, опубликованных после смерти. Кроме того, с 1927 года статьи Меркушова появлялись в парижских газетах «Возрождение» и «Русский инвалид», а с 1947-го – в «Русской мысли».

По материалам: В.Лобыцын. Без страха и сомнения

Надгоробье Меркушовых


Ктитарев Яков Николаевич, 22-10-1878 – 7-11-1953, священнослужитель
Ктитарев Яков Николаевич

Отец Иаков Ктитарев родился в 1878 году в Воронежской губернии. Закончил в Воронеже духовное училище и семинарию. Продолжил образование в Санкт-Петербургской духовной академии, которую блестяще закончил в звании кандидата богословия. Тогда же в 1904 году, был рукоположен во священника. После переезда в Петербург он был назначен законоучителем Александровского института и настоятелем Александро-Невского храма, где и священствовал до революции. В предреволюционные годы вышли несколькими изданиями такие его работы как «Чтения об основных вопросах жизни», «Вопросы религии и морали в русской художественной литературе» в двух томах, «Руководство к изучению Закона Божия в старших классах светских средних учебных заведений». Он также является одним из составителей хрестоматии для начальных училищ и церковно-приходских школ «Русское слово».
В 1920 г. оказался на Кипре, где был директором гимназии Всероссийского союза городов. В эмиграции отец Иаков сначала был священником в Константинополе, а затем в Чехословакии, где познакомился со своей будущей женой Ольгой Сергеевной Ктитаревой (ур. Слепян). Впоследствии был переведен настоятелем в Шарлеруа (Бельгия), затем в Коломбель на севере Франции и, наконец, в тогдашний пригород Парижа Булонь-Бианкур, где он много трудился над созданием постоянного храма и прихода. В 1936 году митрополит Евлогий назначил отца Иакова вторым священником в собор Александра Невского на рю Дарю в Париже. В 1942 -1944 он годах преподавал гомилетику в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже. По словам известного историка русской эмиграции П.Ковалевского «отец Иаков Ктитарев был талантливым церковным оратором и в своих проповедях и многочисленных церковных беседах всегда указывал на связь русской культуры с Православием и на глубокое значение веры в развитии русской культуры».


Дубенцев Петр Андреевич, 22-9-1893 – 6-9-1944. Минер, балтиец.
Дубенцева (ур. Антоновская) Елизавета Александровна, 20-10-1901 – 30-9-1983
Андро де Ланжерон Александр Алесандрович, 30-8-1893 – 14-9-1947, капитан, маркиз
Надгробье Дубенцевых

Андро де Ланжерон – известный во Франции род, из которого происходил один из основателей Одессы, генерал русской армии Александр Андро де Ланжерон (1763-1861). Информацию о том, кем приходился генералу его тезка капитан, мне найти не удалось. Но стихи на могиле – о России…


Эйсмонт-Елисеева (ур. Кожина) Елена Петровна, 13-4-1901 – 3-5-1953
Эйсмонт-Елисеева Елена Петровна

Еще одна могила со стихами о России. На плите высечена следующая надпись:

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой ее гранит.

***

Она была из этого большого
холоднаго города
Институтка, сиротка и
На чужой земле безропотная труженица



Захарьин Исидор Евстафьевич, 7-2-1889 – 27-12-1982, кубанский казак
Захарьина Мария Николаевна, 1891 – 1972, его супруга
Захарьин Исидор Евстафьевич

Захарьина Мария Николаевна

Исидор Захарьин был подхорунжим Кубанского войска, полным георгиевским кавалером. Некоторое время он служил в казачьей дивизии в Персии, о чем рассказал в своей работе "На службе у персидского шаха"

Краткая история службы российского казачества в шахских войсках такова. В 1879 году персидский шах Насер-эд-дин обратился к русскому правительству с просьбой оказать помощь в создании боеспособного воинского формирования, способного реально выполнять поставленные перед ним задачи. Подполковник российского генерального штаба Домантович вместе с казачьими офицерами создал персидский регулярный конный полк по образцу русских казачьих полков. Вскоре полк вырос до размеров бригады. Командовал Персидской казачьей Его Величества шаха бригадой российский офицер, подчинявшийся непосредственно шаху...

В годы Первой мировой войны бригада была развернута в дивизию, насчитывала более десяти тысяч человек, ее части находились во всех крупных городах страны. Под руководством русских офицеров, обучивших и вооруживших персидских казаков, бригада стала не только опорой трона, но и самым боеспособным регулярным соединением персидской армии с современной артиллерией и пулеметными взводами. Командовал ею полковник Ляхов, который фактически оказался и командующим Вооруженными силами страны, в то время как Верховным главнокомандующим был сам шах.

В бригаде все напоминало о России: командовал бригадой полковник русского Генерального штаба; личный состав обучали русские офицеры-инструкторы и урядники, а лечил русский военный врач; повседневной формой служили русские папаха, сапоги и рубаха; воинский устав был российский; русский язык подлежал обязательному изучению. Шах лично курировал бригаду, которая охраняла наиболее важные государственные учреждения. Каждый год в лагере Каср-Коджара в шести километрах к северу от Тегерана персидские казаки в присутствии шаха проходили смотр, который обычно заканчивался показательной джигитовкой. По дисциплине и боевой выучке казачья бригада наголову превосходила все воинские части в стране.

С 1916 года Казачьей бригадой командовал честолюбивый полковник Реза-хан. Именно он в феврале 1921 года организовал военный переворот, отстранил от власти тюркскую династию Каджаров, оказал сопротивление попыткам Англии учредить над Ираном протекторат и стал иранским шахом Реза-Пехлеви…

Материалов об эмигрантской жизни Исидора Захарьина мне пока обнаружить не удалось. Умер он в Русском доме в Сент-Женевьев-де-Буа.

Статья о Персидской казачьей бригаде



Georges Orcel, 17-3-1921 – 3-01-1949
Georges Orcel

Эти фотографии на надгробии сразу приковали мое внимание и своим необычным единством, и трагической разделенностью. Долго я не мог найти никаких упоминаний об этих людях и их могиле. А потом, совершенно случайно, мелькнуло на страницах интернета имя Георгий Орсель. И я увидел вот такую запись в мемуарах отца Бориса Старка, священника при церквах Русского дома в Сент-Женевьев де Буа:

"Молодой француз имел русскую девушку — невесту. Она училась балетному искусству у знаменитой балерины О.О.Преображенской... Какая-то размолвка, какое-то упрямство... Юноша принял все это слишком близко к сердцу и... покончил с собой. Убитая горем невеста, укоряющая себя за легкомыслие, едва не последовала за ним. Пришлось приложить много сил и стараний, чтобы жизнь пошла дальше. Мы вместе молились на свежей могиле. Теперь она давно уже замужем, имеет троих сыновей, иногда приезжает к родным в Советский Союз, и мы с ней встречаемся. Но память о Жорже так и осталась незарубцевавшейся раной".
Б. Старк. По страницам Синодика

Плачущий православный крест на французской могиле…
православный крест на французской могиле


Карамышев Сергей Сергеевич, 22-3-1880 – 6-9-1946, полковник
Карамышев Сергей Сергеевич

С. Карамышев - уроженец С.-Петербурга, окончил Павловское военное училище, Археологический институт, затем Николаевскую академию генерального штаба. Участник Первой мировой войны.

После революции - в Донской армии, участник Степного похода, который был совершен казачьим отрядом под командованием донского генерала, походного атамана Попова почти одновременно с Кубанским (Ледяным) походом генерала Корнилова. Попов направил свой отряд в количестве около двух тысяч человек в сальские степи, где казаки выдержали 28 боев. Затем С.Карамышев служил начальником управления Военных Сообщений Войска Донского, занимался восстановлением железных дорог а также судоходства на Дону. Вышел в отставку апреле 1920 года в звании полковника.

В эмиграции во Франции, жил в Париже, где в 1936 году организовал Союз русских ремесленников, был его председателем.


Тарковский Андрей Арсеньевич, 4-4-1932 – 29-12-1986, кинорежиссер
Тарковская (ур. Егоркина) Лариса Павловна, 1933 - 19-2-1998
Тарковский Андрей Арсеньевич

Памятник на могиле А.Тарковского создан известным скульптором Эрнстом Неизвестным. Он символизирует Голгофу, а выбитые в мраморе семь ступенек - это семь фильмов Тарковского. Православный крест изготовлен по эскизам самого режиссера.

"Пугает ли меня смерть? — размышлял Андрей Тарковский в документальном фильме Донателлы Баливо, посвященном его творчеству. — По-моему, смерти вообще не существует. Существует какой-то акт, мучительный, в форме страданий. Когда я думаю о смерти, я думаю о физических страданиях, а не о смерти как таковой. Смерти же, на мой взгляд, просто не существует. Не знаю... Один раз мне приснилось, что я умер, и это было похоже на правду. Я чувствовал такое освобождение, такую легкость невероятную, что, может быть, именно ощущение легкости и свободы и дало мне ощущение, что я умер, то есть освободился от всех связей с этим миром. Во всяком случае, я не верю в смерть. Существует только страдание и боль, и часто человек путает это — смерть и страдание. Не знаю. Может быть, когда я с этим столкнусь впрямую, мне станет страшно, и я буду рассуждать иначе... Трудно сказать".

Из статьи Аллы Демидовой Могила № 7583
«…"Время от времени я клала на знакомые могилы из своей корзины цветы, но Тарковского мы так и не могли найти. И не нашли бы. Помогла служительница.
Тарковского похоронили в чужую могилу. Большой белый каменный крест, массивный, вычурный, внизу которого латинскими крупными буквами выбито: "Владимир Григорьев, 1895-1973", а чуть повыше этого имени прибита маленькая металлическая табличка, на которой тоже латинскими, но очень мелкими буквами выгравировано: "Андрей Тарковский 1987 год". (Умер он, как известно, 29 декабря 1986 года.)

На могиле - свежие цветы. Венок с большой лентой, от Элема Климова. Он был в Париже до нас, в январе. Я поставила свою круглую корзину с белыми цветами. Шел мокрый снег. Сумерки сгущались. В записной книжке я пометила для знакомых, чтобы они не искали так долго, как мы, номер участка - рядом на углу была табличка. Это был угол 94-го и 95-го участков, номер могилы – 7583.

Служительница за нами запирала калитку. Мы ее спросили, часто ли здесь хоронят в чужие могилы. Она ответила, что земля стоит дорого и что это иногда практикуется. Если по прошествии какого-то срока за могилой никто не ухаживает, тогда в нее могут захоронить чужого человека. Мы спросили, кто такой Григорьев. Она припомнила, что это кто-то из первых эмигрантов. "Есаул белой гвардии", - добавила она. "Но почему Тарковского именно к нему?" - допытывался Некрасов. Она была француженка и была не в курсе этой трагической истории, да и не очень понимала, о ком мы говорим. И мы тоже не очень понимали причины такой спешки, когда хоронят в цинковом гробу в чужую могилу. Пусть это будет на совести тех, кто это сделал...

Сейчас, говорят, Тарковского перезахоронили в чистую землю, видимо, недалеко от этого места, потому что в том углу кладбища оставалась земля для будущих могил».

Когда я впервые попал на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в 1992 году, Тарковский уже был перезахоронен. Вид его могилы потряс меня до глубины души: это был простой земляной холмик с небольшим, слегка покосившимся деревянным крестом и казенной железной табличкой. Россия тогда была во мгле (кто помнит 91-92-й годы, поймет, о чем я) и казалось, что мгла эта накрыла своим краем и могилу Тарковского. О том, что сюда приходят люди, о народной памяти напоминали лишь советские и французские монетки, лежащие на земле. Я написал письмо в "Русскую мысль" об этой печальной картине, приложил чек в надежде, что возможно кто-то собирает средства на памятник великому человеку. Ответа мне не было, а деньги по чеку так и не были никогда получены…

Памятник на могиле Тарковского появился через 8 лет после его смерти. И теперь я сравниваю этот памятник, занявший три "человеко-места" и тот более чем скромный крест. Спрашиваю себя… и не могу дать никакого ответа.

Из интервью с Мариной Тарковской:
- В этом году годовщина смерти Тарковского. Не было идеи перевезти его останки на родину?
- Я отрицательно к этому отношусь: раз уж судьба привела Андрея на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, значит так и нужно. Его ведь уже однажды перезахоранивали: первый раз его тело подзахоронили в могилу есаула Григорьева, а позднее мэр Сен-Женевьев выделил под могилу Тарковскому особое место. Сначала на могиле был простой деревянный крест, что мне лично было по душе. А потом, ничего не сказав мне о своих планах, вдова Андрея создала проект памятника. Надпись на нем неправильная с точки зрения русского языка: «Андрей Тарковский. Человеку, который увидел ангела». Мне кажется, такая надпись просто недопустима на памятнике (и священник мне говорил об этом). Нельзя такие вещи писать. Даже если он его и увидел…

Видеоролик с могилы А.Тарковского: http://www.youtube.com/watch?v=sUZ5cEmMR7Y


упавший на могиле крест

К счастью, таких могил на кладбище немного (гораздо меньше, чем можно увидеть на старых кладбищах России), но они всё же есть…

В зимнюю субботу людей на кладбище почти не видно. Несколько наших туристов, пара французов, пара японцев (и где их только нет?)... Тем не менее, у многих могил зажжены свечи, и кладбищенская служительница активно снует туда-сюда, убирая мусор или ставя на могилы цветы. По-видимому, кто-то оплачивает уход за могилами, и тогда за этими захоронениями "смотрят", создается впечатление, что кто-то недавно приходил.

Вот здесь горит свеча. И так на многих могилах
горит свеча на могиле


Мемориал Дроздовцев
Мемориал Дроздовцев

«Дроздовцы», воины Добровольческой армии, носили на малиновых погонах вензель и на мотив марша Сибирских стрелков (хорошо известный нам по песне «По долинам и по взгорьям») пели свой, Дроздовский марш:

Из Румынии походом
Шел Дроздовский славный полк,
Для спасения народа
Нес геройский, трудный долг.

Полковник Генерального штаба Михаил Гордеевич Дроздовский (1881-1919) в декабре 1917 года в Румынии начал формировать из русских, воевавших на Румынском фронте, добровольческий отряд. В марте 1918 года отряд, называвшийся 1-й отдельной бригадой русских добровольцев, выступил из Ясс на Дон. «Впереди лишь неизвестность дальнего похода. Но лучше славная гибель, чем позорный отказ от борьбы за освобождение России!» — напутствовал своих бойцов Дроздовский. Дроздовцы совершили 1200-верстный поход, с боями заняли Новочеркасск и Ростов и в июне 1918 года присоединились к только что вышедшей из Ледяного похода Добровольческой армии генерала А.И.Деникина. Полковник М.Г.Дроздовский принял командование 3-й дивизией, основу которой составил его отряд.

В ноябре 1918 года в бою под Ставрополем Дроздовский был ранен и 14 января 1919 года умер от заражения крови в ростовском госпитале. Тело его было перевезено в Екатеринодар и похоронено в Войсковом соборе. В память М.Г.Дроздовского, перед смертью произведенного в генерал-майоры, его шефство было дано стрелковому и конному полкам. В марте 1920 года в Екатеринодар, уже занятый красными войсками, ворвался отряд дроздовцев и вывез гроб генерал-майора, — чтобы не повторилось неслыханное надругательство, какое в апреле 1918 го да в том же Екатеринодаре было учинено над прахом генерала Л.Г.Корнилова. Гроб с телом генерала М.Г.Дроздовского морем был вывезен из Новороссийска в Севастополь и там в сокровенном месте похоронен. Где — теперь этого уже никто не знает...

Дроздовские части были одними из самых боеспособных. За три года гражданской войны дроздовцы провели 650 боев. Их стихией были особые атаки — без выстрелов, во весь рост, впереди — командиры. Более пятнадцати тысяч дроздовцев осталось лежать на полях сражений братоубийственной войны, ставшей трагедией России. Последние дроздовские части закончили свое существование в Болгарии, куда попали после эвакуации галлиполийского лагеря. А на участке Сент-Женевьев-де-Буа, именуемом «дроздовским», похоронены рядом друг с другом уцелевшие в гражданскую «дрозды», как они себя называли, и на чужбине сохранившие верность своему полковому братству.

По материалам: В. Лобыцын. Белая гвардия: последний приют


Поручик Голицын, здесь ваши березы,
Корнет Оболенский, вот ваш эполет…
Поручик Голицын, здесь ваши березы, Корнет Оболенский, вот ваш эполет…


Успенская церковь

В самом начале 20-х годов, когда в Париже оказалась первая волна русской эмиграции, возникла проблема: что делать с пожилыми людьми, старшим поколением, покинувшим большевистскую Россию. Русский эмигрантский комитет решил создать убежище для престарелых соотечественников. И вот 7 апреля 1927 года в местечке Сент-Женевьев-де-Буа открылся дом-приют с примыкавшим к нему красивым парком – "Русский дом". Рядом находилось коммунальное кладбище, где со временем стали хоронить не только обитателей Русского дома, но и других россиян, сначала преимущественно живших в Париже, а потом и из других городов. Незадолго до Второй мировой войны, стараниями княгини Мещерской близ кладбища был куплен небольшой участок, где по проекту Альберта Бенуа была построена церковь в новгородском стиле XV-XVI веков. Храм был расписан самим А.Бенуа и его женой Маргаритой. Освятили церковь 14 октября 1939 года. С тех пор в ней отпевали многих наших соотечественников, чьи имена вошли в историю

Успенская церковь после постройки (фото из архива о. Б.Старка)
Успенская церковь после постройки

Под нефом, в крипте, захоронен прах митрополитов Евлогия и Владимира, архиепископа Георгия и других священнослужителей. Там же покоится сам зодчий А.Бенуа и его жена Маргарита Александровна. На арочных воротах при входе на кладбище изображены архангелы Гавриил и Михаил с иконой. Сразу за воротами по обе стороны ухоженной аллеи – березы и скамейки, а по бокам ступенек, ведущих в храм и вокруг храма, – елочки, кусты. В зелени деревьев и кустов справа от храма стоит звонница с маленьким куполом над двумя арками. Говорят, это единственный в Западной Европе ансамбль, созданный в псковско-новгородском стиле.

Ворота церковного участка
Ворота церковного участка

Внутри храма – строгий двухъярусный иконостас, расписанный художниками и прихожанами Львовой и Федоровым. На левой от входа стене изображены темы из жития Пресвятой Богородицы, на противоположной – сцены из жизни Христа. Как и росписи над апсидами, это – творение рук Альберта Бенуа. Западная (входная) стена расписана иконописцем Морозовым. В храме много икон – и на стенах, и на аналоях, и в киотах. Почти все они подарены русскими эмигрантами.

Зажжение свечей
Зажжение свечей


Иконостас
Иконостас


Вид церкви от ворот
Вид церкви от ворот


Еще об Успенской церкви, о кладбище и о Русском доме


"Будет ли наш прах покоиться в родной земле или на чужбине — я не знаю, но пусть помнят наши дети, что где бы ни были наши могилы, это будут русские могилы и они будут призывать их к любви и верности России".
Князь С.Е.Трубецкой

Два надгробья


Помимо источников, указанных в тексте, использована следующая литература:
1. Grezine I. Inventaire nominatif des sépultures russes du cimetière du Sainte-Geneviève-des-Bois. - Paris, 1995.
2. Носик Б. М. На погосте XX века. - СПб.: Золотой век; Диамант, 2000.
3. Незабытые могилы. Российское зарубежье: некрологи 1917-1997 в шести томах. Составитель В.Н.Чуваков. - М.: Российская государственная библиотека, 1999-2007.

Париж - С.-Петербург
© Николай Горский, 2009

Перейти к первой части

 

© 1999-2005 Нелла Цветова
© 2005-2009 infrance.ru
Все права защищены