Все о Франции по-русски. ИнФранс
Новости сайта О Франции Советы туристам Ваш Париж Регионы Франции Жизнь во Франции Русский взгляд
Учеба во Франции Работа во Франции Французский язык Бизнес во Франции Французская кухня Форум ИнФранс

 

  Вступление

  Прогулки по Парижу

  Это стоит посмотреть!

  Музеи Парижа

  В Париж с детьми

  Покупки, подарки

  Экскурсии по Парижу и из   Парижа

  Нефранцузский Париж

  Увидеть Париж и -   Рассказать!

  Фотопрогулки Бориса   Карпова

  Статьи о Париже

  Форум ИнФранс

  О проекте

  Реклама

 

 

Используйте новые промокоды и купоны Литрес на декабрь 2016 года при покупках.

 

Подписка на новости

 

Погода в Париже

 

Статьи о Париже

Перечитывая "Трех мушкетеров" (часть первая)
Николай Горский

Началось все с того, что несколько лет назад, ожидая оформления авиабилета Петербург-Париж, я увидел в рекламной газете «Странник» статью Льва Барона «По следам четырех мушкетеров». Прочел и, конечно же, захотел своими глазами увидеть Париж мушкетеров. По прибытии обошел все места, которые запомнил из статьи; впоследствии иногда даже показывал друзьям «разведанные» уголки, но постепенно о них забывал… А недавно случилось мне вновь перечитать сам роман А.Дюма. И тут же перед глазами встали картины уже не литературного, а реального Парижа, каким я увидел его в поисках мушкетерских мест. Тогда и родилась идея - проиллюстрировать любимый роман современными фотографиями.
Предлагаю вашему вниманию то, что у меня получилось. Текст построен по принципу: цитата из романа (с сохранением оглавления и порядка эпизодов) – фотография(ии) (нажимайте, чтобы посмотреть в полный размер) и комментарии. Итак, небольшое путешествие по современному Парижу, следуя за героями Дюма.

Александр Дюма. Три мушкетера

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА,

где устанавливается, что в героях повести, которую мы будем иметь честь рассказать нашим читателям, нет ничего мифологического, хотя имена их и оканчиваются на "ос" и "ис"

Несомненно, начать следует с самого автора – Александра Дюма-отца
Памятник Автору
Вот он сидит – сибарит, трудоголик, жизнелюб. Тем, кому интересны его личность и творчество, рекомендую посетить сайт Дюмания – найдете много для себя интересного. А пока два слова о памятнике. Это последняя работа известного художника-графика, мастера иллюстрации Гюстава Доре. А. Моруа («Три Дюма») пишет: «Гюстава Доре вдохновил сон Дюма-отца, когда-то рассказанный им сыну: "Мне приснилось, что я стою на вершине скалистой горы, и каждый ее камень напоминает какую-либо из моих книг". На вершине огромной гранитной глыбы – точно такой, какую он видел во сне, сидит, улыбаясь, бронзовый Дюма. У его ног расположилась группа: студент, рабочий, молодая девушка, навеки застывшие с книгами в руках».

Поставили памятник на площади Мальзерб, где находилась последняя квартира писателя, и теперь вы можете увидеть его прямо от выхода из одноименной станции метро (метро Malesherbes - название по-французски для тех, кто захочет найти станцию на плане парижского метро).

Памятник Александру Дюма-отцу у метро МальзербПлощадь эту одно время даже хотели переименовать в Площадь Трех Дюма, поскольку в центре нее стоял памятник наполеоновскому генералу Александру Дюма (деду и отцу двух других Александров), а по краям размещались памятники Александру Дюма-отцу (автору «Трех мушкетеров») и Александру Дюма-сыну, драматургу и писателю, автору «Дамы с камелиями». Однако памятник Дюма-генералу убрали, а площадь переименовали совсем по-иному – вместо имени академика Кретьена Мальзерба (защищавшего короля Людовика ХVI на процессе времен Великой французской революции и отправившегося за это на гильотину вслед за своим подзащитным по обвинению в «шпионаже в пользу Англии») она теперь носит имя безвестного генерала Карту.

Но вернемся к тексту предисловия

"Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканьями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на "Воспоминания г-на д'Артаньяна", напечатанные - как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, - в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился."

Итак, в первом же абзаце мы встречаем имя главного героя романа.

Знакомьтесь: шевалье д'АртаньянШевалье д'Артаньян собственной персоной восседает с обратной стороны пьедестала памятника А.Дюма. Именно его видишь первого, когда подходишь к памятнику со стороны станции «Мальзерб».
Конечно, Доре изобразил здесь д'Артаньяна – героя романа «Три мушкетера», а не того д'Артаньяна, чьи мемуары писатель обнаружил в библиотеке. «Дюма заимствовал фабулу мемуаров, кое-что изменил, кое-что дополнил, не знал еще, что мемуары подложные. Их написал отставной офицер Гатьен Куртильс де Сандра, живший значительно позже событий, описанных в мемуарах и в романе “Три мушкетера”. Де Сандра положил в основу своих вымышленных мемуаров ряд подлинных фактов и в том числе события из жизни Шарля де Батц Кастельморо д'Артаньяна, которую он знал достаточно подробно. Биография этого человека была настолько богата приключениями, что если бы д'Артаньян владел пером столь же искусно, сколь оружием, то перед его воспоминаниями побледнел бы любой вымысел романиста» - это цитата из статьи о жизни реального д'Артаньяна (Б.Бродский и Л.Лабезникова, " Наука и жизнь", №10, 1964). И этого второго, а точнее - первого, д'Артаньяна Париж тоже помнит и чтит.Мемориальная доска в память о ''настоящем'' д'Артаньяне


Мемориальная доска на угловом доме улицы Бак и набережной Вольтера (метро Rue du Bac) оповещает о том, что здесь жил Шарль де Батц- Кастельмор д'Артаньян, капитан-лейтенант мушкетеров Людовика XIV, убитый под Маастрихтом в 1673 году и увековеченный Александром Дюма. Что ж, правильное место жительства выбрал капитан-лейтенант - прямо у Королевского моста через Сену, напротив Лувра, главного места своей службы.


Улица Бак, д.1. Здесь когда-то жил капитан-лейтенант д'Артаньян
На этой фотографии мемориальная доска видна в правом нижнем углу. А еще правее, в нескольких шагах от жилища д'Артаньяна, в домах 13-17 по улице Бак располагались казармы мушкетеров, где большинство из них получили жилье за счет казны. Кстати, именно в бытность д'Артаньяна капитаном мушкетеров это и произошло (1670 г.). Увы, до наших дней казармы не сохранились, и нынешние дома №13, 15 и 17 ничем особенным, кроме своего исторического месторасположения, не отличаются.
Однако, достаточно о прототипах, вернемся к тексту романа и его героям.



I. ТРИ ДАРА Г-НА Д'АРТАНЬЯНА-ОТЦАУлица Могильщиков (ныне улица Сервандони)

"Итак, д'Артаньян вступил в Париж пешком, неся под мышкой свой узелок, и бродил по улицам до тех пор, пока ему не удалось снять комнату, соответствующую его скудным средствам. Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга."

Бывшая улица Могильщиков, а ныне улица Сервандони змейкой сбегает вниз от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Это теперь она находится в самом сердце Парижа, в двух шагах от Люксембургского сада и Сен-Жермен-де-Пре, а во времена мушкетеров это было предместье, лежащее за городскими стенами. Неудивительно, что именно здесь д'Артаньян нашел пристанище по своему кошельку.

О доме, где поселился д'Артаньян, поговорим чуть позже, а пока стоит познакомиться с географией места, на котором происходят многие события романа. Место это совсем небольшое – это бывший и нынешний Люксембургский квартал (метро Saint-Sulpice), где живут и служат все главные герои. Как это ни странно, но структура основных улиц квартала сохранилась и по сей день.

"Мушкетерские места" на плане Парижа XVII векаЛюксембургский квартал на плане современного Парижа

Так что, пользоваться вот этим планом, которому более трехсот лет, можно еще и сейчас.


Для сравнения приведу и современный план того же места.



"Внеся задаток, д'Артаньян сразу же перебрался в свою комнату и весь остаток дня занимался работой: обшивал свой камзол и штаны галуном, который мать спорола с почти совершенно нового камзола г-на д'Артаньяна-отца и потихоньку отдала сыну. Затем он сходил на набережную Железного Лома и дал приделать новый клинок к своей шпаге."

Набережная Железного Лома (ныне Кожевенная)Ау, кузнецы!... Ау, кожевники...
Бывшая набережная Железного Лома (quai de la Ferraille) носит сейчас название Кожевенной (quai de la Mégisserie), хотя ни кузнечных мастерских, ни кожевенных лавок здесь давно уже нет. Зато по утрам тут кричат петухи, весь день слышен лай собак, пахнет домашней животиной и диковинными цветами. Набережная оккупирована зоомагазинами, торговцами растениями, рыбками и другими одушевленными и неодушевленными объектами для дома и сада.

"После этого он дошел до Лувра и у первого встретившегося мушкетера справился, где находится дом г-на де Тревиля. Оказалось, что дом этот расположен на улице Старой Голубятни, то есть совсем близко от места, где поселился д'Артаньян, - обстоятельство, истолкованное им как предзнаменование успеха."

Улица Старой Голубятни



Улица Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier) выходит к главному – восточному – фасаду церкви Сен-Сюльпис, одна из башен которой видна в глубине. А улица Сервандони (Могильщиков), где обитал д'Артаньян, отходит от южного фасада церкви. Так что, действительно, от своей квартиры до дома де Тревиля д'Артаньяну было рукой подать.




II. ПРИЕМНАЯ Г-НА ДЕ ТРЕВИЛЯ

"...Кроме утреннего приема у короля и у кардинала, в Париже происходило больше двухсот таких "утренних приемов", пользовавшихся особым вниманием. Среди них утренний прием у де Тревиля собирал наибольшее число посетителей. Двор его особняка, расположенного на улице Старой Голубятни, походил на лагерь уже с шести часов утра летом и с восьми часов зимой. Человек пятьдесят или шестьдесят мушкетеров, видимо, сменявшихся время от времени, с тем чтобы число их всегда оставалось внушительным, постоянно расхаживали по двору, вооруженные до зубов и готовые на все."

Здесь мог бы жить капитан де ТревильУвы, ни одного особняка, достойного капитана мушкетеров, на улице Старой Голубятни сейчас нет. Но представить себе двор дома де Тревиля нетрудно. Их и сейчас еще немало сохранилось в Париже – обязательных и показательных «почетных дворов» при любом уважающем себя доме. Естественным образом они выросли из традиционной городской архитектуры того времени: дом-крепость образует каре с центральными арочными воротами, выходящими на улицу, и главным входом в здание со двора, напротив ворот. Вот, например, двор особняка Сюлли (Hôtel de Sully, метро Saint Paul), построенного в 1620-е годы, т.е. как раз во время действия романа.

Де Тревиль вполне мог иметь подобный дом - ведь капитан королевских мушкетеров по рангу ничуть не ниже королевского суперинтенданта финансов, которым был Сюлли при Генрихе IV - отце Людовика XIII. Ну разве что возможностей строить особняки за счет казны у бедного гасконского дворянина было поменьше, чем у прожженного финансиста...

IV. ПЛЕЧО АТОСА, ПЕРЕВЯЗЬ ПОРТОСА И ПЛАТОК АРАМИСА

"Портос в дикой ярости сделал движение, намереваясь броситься на обидчика.
- Потом, потом! - крикнул ему д'Артаньян. - Когда на вас не будет плаща!
- Значит, в час, позади Люксембургского дворца!
- Прекрасно, в час! - ответил д'Артаньян, заворачивая за угол.
Но ни на улице, по которой он пробежал, ни на той, которую он мог теперь охватить взглядом, не видно было ни души. Как ни медленно двигался незнакомец, он успел скрыться из виду или зайти в какой-нибудь дом. д'Артаньян расспрашивал о нем всех встречных, спустился до перевоза, (т.е. до той самой улицы Бак, где жил его прототип – Н.Г.) вернулся по улице Сены, прошел по улице Алого Креста. Ничего, ровно ничего!"

Старая часть улицы Сены
Нынешняя улица Сены плавно перетекает в улицу Турнон: начав по ней путь от набережной, можно не сворачивая дойти до самых ворот Люксембургского дворца. А в XVII веке было не так – улица Сены заканчивалась вот на этом перекрестке, упираясь в улицу Бюси (rue de Buci, метро Mabillon). Перекресток примечательный, на мой взгляд, это одно из самых «парижских» мест в городе. Здесь всегда оживленно, рядом масса кафе и ресторанов, летучий рынок, бульвар Сен-Жермен, за углом начинаются галереи квартала искусств...
Кентавр Сезара на перекрестке Алого Креста


Что касается упомянутой улицы Алого Креста – тут имеет место небольшая неточность: улицы такой в Париже не было, как нет ее и сейчас. Зато с XV века существует одноименный перекресток (Carrefour de la Croix Rouge, метро Saint Sulpice), названный так потому, что стоял на нем когда-то красный крест. Сейчас вместо креста можно лицезреть кентаврообразное творение Сезара (уж не у него ли учился Церетели?), с многочисленными мужскими достоинствами. Малая копия этого кентавра служит надгробным памятником самого скульптора на близлежащем Монпарнасском кладбище.

Еще один обитатель перекрестка Алого Креста



На перекрестке Алого Креста (за слово «алый» отдельный респект переводчику, думаю, 90% парижан ассоциируют Croix Rouge с современным обществом «Красного креста») сходятся сразу 6 улиц образующие 9 углов. Замечательно, что 5 из этих улиц сохранили свои названия с XV-XVI веков и только одна была переименована: ул. Св. Сепулькра в 1808 г. превратилась в улицу Дракона (rue du Dragon). Дракон, хоть и небольшой, обитает тут же на углу.



"- Ах, вот как вы позволяете себе разговаривать, господин гасконец! Я научу вас вести себя!
- А я отправлю вас назад служить обедню, господин аббат! Вытаскивайте шпагу, прошу вас, и сию же минуту!
- Нет-нет, милый друг, не здесь, во всяком случае. Не видите вы разве, что мы находимся против самого дома д'Эгильонов, который наполнен клевретами кардинала? Кто уверит меня, что не его высокопреосвященство поручил вам доставить ему мою голову? А я, знаете, до смешного дорожу своей головой."

Дом д'Эгильонов - Малый Люксембург со стороны улицы Вожирар

Долго пытался я понять, о каком же доме д’Эгильонов идет речь в “дуэльном” разговоре д'Артаньяна и Арамиса – ведь известно, что Дюма создавал свои романы, стараясь отслеживать географию описываемых мест, сверяясь с картами и планами. Наиболее логичная версия: здесь имеется в виду т.н. Малый Люксембург, купленный Марией Медичи, вдовой Генриха IV и матерью Людовика XIII, у герцога Люксембургского.

После того, как Мария была выслана молодым Людовиком XIII из Парижа за интриги, она фактически начала войну против своего сына, в которой вскоре потерпела полное поражение. Благодаря искусству своего давнего приближенного Ришелье (тогда еще простого епископа) королева-мать сумела помириться с сыном, а Франция избежала гражданской войны. В награду Ришелье получил титул кардинала и Малый Люксембург как личный подарок от Марии Медичи.

Впоследствии Ришелье завещал Малый Люксембург своей племяннице Мари-Мадлен ле Виньеро, для которой он выхлопотал у короля титул герцогини д’Эгильон. Мари-Мадлен вышла замуж в 16 лет и овдовела в 18. Она была очень набожна и хотела стать монахиней, однако Ришелье запретил ей идти в монастырь. Мари-Мадлен переехала к нему в Малый Люксембург, посвятив свою жизнь благотворительности и заботам о дяде-кардинале. Последнее порождало у современников множество сплетен – у Дюма про это сказано так: "... великий человек, которого так глубоко чтил г-н д'Артаньян-отец, служил здесь посмешищем для мушкетеров г-на де Тревиля. Одни потешались над его кривыми ногами и сутулой спиной; кое-кто распевал песенки о его возлюбленной, г-же д'Эгильон, и о его племяннице, г-же де Комбалэ, а другие тут же сговаривались подшутить над пажами и телохранителями кардинала (тут Дюма не совсем точен: г-жа д'Эгильон и г-жа де Комбалэ – это одно и то же лицо: де Комбалэ - это фамилия Мари-Мадлен по умершему мужу – Н.Г.)"

Малый Люксембург со стороны Люксембургского сада
Вот так и превратился Малый Люксембург в особняк д'Эгильонов. Правда, произошло это уже после смерти Ришелье, когда хозяйкой во дворце осталась Мари-Мадлен, герцогиня д'Эгильон. Но что для эпического романа смещение названий на какие-то 20 лет? Вполне допустимо...

Как компьютерщик, не могу удержаться и не привести еще один интересный факт о Малом Люксембурге: именно здесь была продемонстрирована модель первой счетной машины, изобретенной молодым Блезом Паскалем для облегчения труда своего отца-сборщика налогов. И это практически в то же время, когда мушкетеры и гвардейцы звенели шпагами на парижских улицах!


V. КОРОЛЕВСКИЕ МУШКЕТЕРЫ И ГВАРДЕЙЦЫ Г-НА КАРДИНАЛА

"...в д'Артаньяне жила непоколебимая решимость, основанная на советах его отца, сущность которых сводилась к следующему: "Не покоряться никому, кроме короля, кардинала и господина де Тревиля". Вот почему д'Артаньян не шел, а летел по направлению к монастырю Дешо. Это было заброшенное здание с выбитыми стеклами, окруженное бесплодными пустырями, в случае надобности служившими тому же назначению, что и Пре-о-Клер; там обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время."

Монастырь кармелиток ДешоВнутренний двор монастыря Дешо, место несостоявшейся дуэли д'Артаньяна и АтосаМонастырь кармелиток Дешо, где у д'Артаньяна была назначена дуэль с Атосом, дожил до сегодняшнего дня (ул. Вожирар, 70-72-74) и ныне, в отличие от XVII века, существует во вполне приличном виде, хотя и зажатый со всех сторон более молодыми домами.

Название его происходит от слова «дешоссе» - разутый, поскольку монахини при входе снимали обувь. От «бесплодных пустырей» сохранился только монастырский двор, где собственно и должна была состояться дуэль, положившая начало дружбе четырех мушкетеров. Вполне возможно, что брусчатка во дворе и сейчас “та самая”, четырехвековой давности.

Место это во многом также и трагичное – как истинная революция, Великая Французская успешно превращала церкви в склады и тюрьмы. Монастырь Дешо в 1792 году стал местом заключения для священников; 114 из них были здесь казнены, о чем свидетельствует мемориальная доска при входе.

"- Если вы спешите, сударь, - произнес Д'Артаньян с той же простотой, с какой минуту назад он предложил Атосу отложить дуэль на три дня, - если вы спешите и если вам угодно покончить со мной немедленно, прошу вас – не стесняйтесь.
И эти слова также мне по душе, - сказал Атос, приветливо кивнув д'Артаньяну. - Это слова человека неглупого и, несомненно, благородного. Сударь, я очень люблю людей вашего склада и вижу: если мы не убьем друг друга, мне впоследствии будет весьма приятно беседовать с вами. Подождем моих друзей, прошу вас, мне некуда спешить, и так будет приличнее... Ах, вот один из них, кажется, идет!
Действительно, в конце улицы Вожирар в эту минуту показалась гигантская фигура Портоса."

Перспектива ул. Вожирар от перекрестка с ул. Бонапарта


Говорят, Вожирар - самая длинная парижская улица (4360 м в пределах города по официальной статистике). Дата ее возникновения теряется в веках, поскольку образовалась она на месте одной из дорог, проложенных римлянами. Хотя вполне может быть, что дорога здесь существовала еще до римских времен... Название же свое улица получила от исчезнувшей деревушки, через которую проходила дорога.


VI. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЬ ЛЮДОВИК ТРИНАДЦАТЫЙ

Утренний Лувр от площади Карузель

"История эта наделала много шума. Г-н де Тревиль вслух бранил своих мушкетеров и втихомолку поздравлял их. Нельзя было, однако, терять время: следовало немедленно предупредить короля, и г-н де Тревиль поспешил в Лувр."

Статуя Людовика XIII на площади Вогезов


"Но было уже поздно: король сидел, запершись с кардиналом. Де Тревилю было сказано, что король занят и никого сейчас принять не может. Де Тревиль явился вечером, в час, когда король играл в карты. Король был в выигрыше, и так как Его Величество отличался чрезвычайной скупостью, то находился по этому случаю в прекрасном расположении духа."

Король Людовик XIII встречает нас в центре площади Вогезов (Place de Vosges, метро Saint Paul), про которую мы еще будем говорить. До реалистичности этой скульптуре, конечно, далеко – изображен не реальный характер, а абстрактный «идеальный» король – и только из подписи на пьедестале можно понять, какой же по счету Людовик восседает на коне. И все же, благодаря этой статуе, мы можем продолжить галерею уличных парижских портретов героев романа.

А вот конь, на котором восседает Людовик, не совсем обычный. Когда-то он был бронзовым и нес на себе бронзового же Генриха II. Став королем, Генрих IV отправил фигуру своего августейшего предшественника в переплавку, чтобы водрузить на того же самого коня изваяние "себя любимого". Через пару десятков лет Ришелье решил, что конь под Генрихом подустал и повелел перелить фигуру отца в фигуру сына - своего патрона Людовика XIII. Людовик просидел на коне дольше всех, пока по приказу Робеспьера всадника не переплавили в пушку (на этот раз вместе с конем). И только Наполеон восстановил статус-кво времен мушкетеров, правда уже не в бронзе, а в мраморе. Что, вообще говоря, удивительно: зная биографию императора, скорее можно было ожидать, что он не станет нарушать сложившуюся традицию и сам займет место в седле. Эта "история лошади" почерпнута мной из замечательной книги о Париже Василия Бетаки.


VII. МУШКЕТЕРЫ У СЕБЯ ДОМА

"...Обед состоялся в тот же день, и новый слуга подавал к столу. Обед был заказан Атосом, а лакей рекомендован Портосом. То был пикардиец, которого славный мушкетер нанял в тот самый день по случаю этого самого обеда; он увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше - так звали слугу - плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его с собой."

Мост Ла-ТурнельВид с моста Ла-Турнель по течению СеныМост Ла-Турнель один из самых старых в Париже. До XVII века он был деревянным, в 1614 году было начато строительство каменной шестиарочной переправы, просуществовавшей до середины XIX века. После реконструкции 1847 года мост стал трехпролетным, каким мы его сейчас и видим.
С моста открывается великолепный вид на восточную стрелку о-ва Сите и Нотр-Дам, так что Планше вполне можно понять: есть здесь что созерцать, и о чем размышлять. Насчет плевать... тут, пожалуй, дело вкуса.

Обратимся теперь к жилищам мушкетеров. Они в основном описаны в этой главе, хотя некоторые важные детали разбросаны по всему роману.

Про расположение дома Атоса сказано весьма кратко:

"Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, еще не старая и еще очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры.

...Он (д'Артаньян - Н.Г.) миновал двор, поднялся на третий этаж и неистово заколотил в дверь Атоса."

Улица Феру в сторону Сен-Сюльпис. В одном из здешних двориков живет АтосУлица Феру, вид в сторону Люксембурга.



Улица Феру проходит на расстоянии каких-то 50 метров от улицы Могильщиков, где жил, д'Артаньян. Точно так же спускается она от улицы Вожирар к площади Сен-Сюльпис. Чтобы зайти друг к другу в гости, мушкетерам вряд ли требовалось больше 5 минут.





"Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: "Вот моя обитель". Но застать его дома никогда не удавалось, никогда и никого он не приглашал подняться с ним наверх, и никто не мог составить себе представление, какие действительные богатства кроются за этой роскошной внешностью."

Дом для Портоса



Улица Старой Голубятни ныне весьма зажиточна, так что домов, которые подошли бы Портосу, по крайней мере по внешнему виду, на ней предостаточно. Внутри, конечно, всякое встречается и в этом квартале, так что Портос не был оригинален в нежелании приглашать гостей.




Про жилище Арамиса известно больше. По нескольким фразам из разных глав можно даже точно определить место, в котором он жил.

"Что касается Арамиса, то он жил в маленькой квартире, состоявшей из гостиной, столовой и спальни. Спальня, как и все остальные комнаты расположенная в первом этаже, выходила окном в маленький тенистый и свежий садик, густая зелень которого делала его недоступным для любопытных глаз.

...Дойдя до конца переулка, д'Артаньян свернул влево. Дом, где жил Арамис, был расположен между улицей Кассет и улицей Сервандони.

...Молодая женщина (г-жа Бонасье – Н.Г.) между тем продвигалась вперед, отсчитывая дома и окна. Это, впрочем, не требовало ни особого труда, ни времени. В той части улицы было только три дома, и всего два окна выходило на эту улицу. Одно из них было окно небольшой пристройки, параллельной флигелю, который занимал Арамис, второе было окно самого Арамиса.

...- Вы очень покладистый муж, любезный мой господин Бонасье! - сказал кардинал. - Могли бы вы узнать двери, куда она (г-жа Бонасье – Н.Г.) входила? - Да. - Помните ли вы номера?
- Номер двадцать пять по улице Вожирар и номер семьдесят пять по улице Лагарп."

Вожирар, 25 – адрес АрамисаОтель "Арамис" на улице Ренн
Действительно, и сейчас третий дом от угла по улице Вожирар (если считать от Люксембургского сада) имеет номер 25 и расположен по диагонали от перекрестка с улицей Кассет. Конечно, на дом Арамиса в описании Дюма он не очень-то похож, да и окна на первом этаже ни одного нет, но место, очевидно, то самое.

Интересно, что недалеко от этого дома, у перекрестка улиц Вожирар и Ренн находится отель, носящий имя Арамиса. Это единственное известное мне в Париже место, названное именем мушкетера.

Теперь попробуем собрать воедино то, что Дюма говорит о доме д’Артаньяна.

"Как устроился д'Артаньян, нам уже известно... Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга.

…В квартире г-на Бонасье устроили именно такую мышеловку, и всех, кто туда показывался, задерживали и допрашивали люди г-на кардинала. Так как в помещение, занимаемое д'Артаньяном во втором этаже, вел особый ход, то его гости никаким неприятностям не подвергались.

…- Молчи, осел! - крикнул д'Артаньян. И, ухватившись рукой за подоконник, он соскочил со второго этажа, к счастью не очень высокого; он даже не ушибся.

...Допрашиваемый ответил, что зовут его Жак-Мишель Бонасье, что ему пятьдесят один год, что он бывший владелец галантерейной лавки, ныне оставивший торговлю, и живет на улице Могильщиков, в доме номер одиннадцать."

Дом д’Артаньяна
Итак, улица Могильщиков 11, невысокий двухэтажный дом с двумя входами. По-видимому, во времена Дюма такой дом существовал. Увы, нынче под номером 11 стоит безликий 5-ти этажный новодел – на фотографии улицы Сервандони в разделе «Три дара г-на д'Артаньяна-отца» этот дом виден слева, около него припаркованы мотоцикл и машина.

Только вот почему именно №11? Нумерация домов появилась в Париже лишь в XVIII веке (могли ведь и перепутать). Взглянем на соседние дома по улице Сервандони, подумаем, в каком из них мог жить д'Артаньян? Легко обнаруживается идеальный кандидат: под №16 приютился маленький двухэтажный домик с «подобием мансарды», как раз имеющий два отдельных входа, один из которых явно ведет на второй этаж. Вот сюда и поселим д’Артаньяна.

Перейти ко второй части

Фотографии и текст © 2006 Николай Горский

 

 

© 1999-2005 Нелла Цветова
© 2005-2006 Борис Карпов
Все права защищены