logo304
Новости сайта О Франции Советы туристам Ваш Париж Регионы Франции Жизнь во Франции Русский взгляд
Учеба во Франции Работа во Франции Французский язык Бизнес во Франции Французская кухня Форум ИнФранс

bokovushki_oben_rot04 

Вступление

Прогулки по Парижу

Это стоит посмотреть!

Музеи Парижа

В Париж с детьми

Покупки, подарки

Экскурсии по Парижу и из Парижа

Нефранцузский Париж

Увидеть Париж и - Рассказать!

Фотопрогулки Бориса Карпова

Статьи о Париже

Форум ИнФранс

О проекте

Реклама

bokovushki_unten_blau04 

 

 

Подписка на новости

 

Погода в Париже

 

Статьи о Париже

История в лицах

Наталья Смаль
Журнал "Уральские авиалинии"

Париж
фиолетовый,
Париж в анилине,
вставал
за окном "Ротонды"…

    Владимир Маяковский, 1924

Парижские кафе это не просто место, где можно выпить чашечку кофе. У этого французского слова есть, пожалуй, еще одно значение, не занесенное пока в словари. Но это дело времени и чутья филологов. Впрочем, и без особых пояснений слово «кафе» рисует в нашем воображении «особую атмосферу», которой прославились французские кафе.

В парижские кафе заходят вовсе не за тем, чтобы скоротать время, перекусить или утолить жажду. Сюда и не заходят вовсе - это слово предполагает все-таки кратковременное действие, сюда приходят для того, чтобы продолжать жить. А повелось это с тех времен, когда Париж не был самым благоустроенным городом Европы. В 20-е годы в кафе приходили греться. Можно было бесконечно сидеть с одной лишь чашечкой кофе, с книжкой, с альбомом и карандашом, в компании доброго друга или милой подруги. Постепенно складывались компании завсегдатаев, многие из которых вошли в историю, поскольку обладали неоспоримыми талантами, а многие лишь потому, что сиживали за одним столиком с тем или иным гением.

Французское кафе устроено как театр. Столики повернуты «лицом» к улице, а летом и вовсе вынесены на тротуар под щедрое солнце. Посетители разглядывают прохожих, прохожие с не меньшим любопытством заглядывают в тарелки посетителей – и это вовсе не movais ton - общественный договор миролюбиво допускает.

Каждое из парижских кафе может похвастаться своими посетителями – кого здесь только не бывает! Но одно из них имеет просто оглушительную историю, страницами которой зачитываются вот уже почти сто лет ... Это легендарная «Ротонда» (La Rotonde), расположенная по адресу бульвар Монпарнасс, 105.

Сегодня это фешенебельный ресторан, и в атмосфере его уже нет той дымной, горькой, полуголодной богемности, которая питала своих гениев.

Минуло 90 лет с того дня, как некий господин Либьон выкупил маленькое бистро на углу бульваров Распай и Монпарнасс. Тогда он и не подозревал, что то, что он назвал «Ротондой», вскоре станет одним из самых громких мест парижской, да и европейской жизни.

в то время анисовая водка стоила там пять су, а легкий завтрак - десять су. Пьер Либьон потирает руки, ведь у него есть два преимущества перед конкурентами: машинка для счета денег - большая редкость в то время, и главное - это солнечная терраса. К тому же Монмартр начинает выходить из моды, и компании артистов блуждают по Парижу в поисках нового приюта. Пикассо облюбовал «Ротонду», за ним следуют Шагал, Вламинк, Кандинский, Лежер, Брак и угрюмый Гийом Аполлинер, который позже напишет: «Монпарнасс стал для художников и поэтов тем, чем раньше был для них Монмартр: приютом для красивой и свободной простоты».

В кафе всегда есть уголь и печи довольно теплые. К тому же хозяин не скупится на хороший горячий суп, и даже готов обежать весь Париж в поисках нескольких контрабандных сигарет для своих постоянных клиентов. Однако Либьон диктует и свои законы: в «Ротонде» можно танцевать на столах, но дамам запрещается снимать шляпку и курить!

Здесь застенчивый еврей из России Хаим Сутин берет уроки французского в обмен на чашечку кофе со сливками и пишет работы, которые на аукционах «Кристи» в начале 90-х годов будут уходить за миллионы долларов и оседать у потомков Чаплина и Шагала, в руках Френсиса Форд Копполы и Изабеллы Росселлини.

Здесь Модильяни сделает портреты почти всех знаменитых посетителей «Ротонды». Для друзей – просто так, для прочих - в обмен на горячий обед или рюмочку полынной водки. Он бедствует. Его работы не пользуются спросом. Поэтому рисунки, которые он делает в своем дешевом альбоме или на листках в клеточку, явно вырванных из школьной тетради, или на бумажных салфетках и полусмятых обрывках со следами кофейных или винных пятен и теперь еще различимых на репродукциях, тут же раздаривает.

А молодой элегантный человек раздает поэмы, в которых Аполлинер и Макс Жакоб высмеивают снобизм: щеголь называет себя Жаном Кокто.

Вскоре в Париже появляются «Русские сезоны», и легендарные Дягилев и Нижинский приезжают сюда, в «Ротонду», чтобы заказать музыку молодым, почти неизвестным в ту пору композиторам, таким как Клод Дебюсси, Сергей Прокофьев, Игорь Стравинский, Дариус Милод или Эрик Сати! Бывают здесь Макс Волошин, Анна Ахматова, Владимир Маяковский, посвятивший кафе даже несколько строчек...

«Ротонда» была общеевропейской явкой анархистов, которые нередко сиживали за соседними столиками с Лениным и Красиным, даже не подозревая о будущих исторических перипетиях. Ленину довелось бывать здесь всего лишь 12 раз – доподлинно известно. А вот Троцкий бывал чаще. Он организовывает в кафе многолюдные шумные собрания, которые иногда даже разгоняет полиция.

В одной из таких стычек по ошибке арестовывают маленького странного японца: мужчина носит красное платье, ожерелье, серьги и смешное имя Фужита. Никто ещё не знает, что он станет одним из самых великих художников века, будет знаменит своими утонченными портретами женщин и кошек. А пока это один из посетителей «Ротонды», который вынужден брать взаймы шесть франков, чтобы опубликовать объявление о предстоящей свадьбе.

В 1903-м в «Ротонде» юная Габриэль Шанель исполняла незатейливые народные песенки под бурные аплодисменты публики и возгласы "ко-ко-ко!". Здесь же она встретит богатого покровителя, с которым позже поселится в аристократическом Виши и станет королевой моды, воплощением высокого стиля.

В промежутке между двух войн в «Ротонде» художников заменили писатели: сюрреалисты – Андре Бретон, Луи Арагон, Жак Превер, Раймонд Кено, модные молодые таланты – Арто, Радике, Пикабия, неизвестные иностранцы - эрнест Хемингуэй, Генри Миллер, Скотт Фицджеральд… Здесь же бывает уже набирающий популярность бельгиец Жорж Сименон.

Описывая атмосферу времени, Илья Эренбург напишет: «Мы приходили в «Ротонду» потому, что нас влекло друг к другу. Не скандалы нас привлекали; мы даже не вдохновлялись смелыми эстетическими теориями; мы просто тянулись друг к другу: нас роднило ощущение общего неблагополучия». Здесь все были знакомы друг с другом. Все бедны, талантливы и одиноки. Однажды Алексей Толстой послал в «Ротонду» открытку для Эренбурга, где вместо фамилии указал: «Аu monsieur mal coiffe» - «Плохо причесанному господину», и открытка нашла своего адресата.

Тогда в этом дешевом парижском кафе молодые голодные гении, упрямые в своем желании создать кто - новое настоящее искусство, кто – новый справедливый мир, много спорили, много курили. Их имена вошли в историю, создав и историю «Ротонды»

Сегодня «Ротонда» - современный ресторан. Другие клиенты, другие темы для разговоров, другие картинки за окном. Но очарование этого места во многом от тех давних дней, от обаяния времени и людей, выбравших «Ротонду» своим приютом в бесприютном ХХ веке.

Статья публикуется с любезного
разрешения редакции журнала "Уральские авиалинии"

 

 

© Нелла Цветова 1999-2005 Все права защищены
©2005 Борис Карпов