Вход
обновлено 20.01.2015 17:29
Анонсы:

Парк Монсо

Парк Монсо

Герои известной многотомной саги французского писателя Филиппа Эриа – о клане Буссарделей – жили в богатом особняке в парке Монсо. Одна из книг называется «Золотые решётки» – если понимать буквально, то имеются в виду решётки парка.

Особняк, описанный в романе, существует и сейчас, как и изумительной красоты чёрные с золотом кованые ворота; и пахнет парк, как писал Эриа, – то розами, то палой листвой; и любят его парижане точно так же.

Начало парку положил в 1778 году герцог Шартрский (будущий Орлеанский), когда на купленных здесь 12 гектарах земли поручил художнику Луи Кармонтелю спланировать общественный парк в английском стиле. Кармонтель твёрдо знал – сад должен поражать посетителей. Он построил множество так называемых капризов – римские колоннады, ферму, минарет, голландскую мельницу, храм Марса, сильно уменьшенную копию египетской пирамиды… По саду среди псевдоруин гуляли верблюды.

В 1781 году парк частично реконструировали. В это же время у северного входа появилась построенная Клодом Николя Леду круглая ротонда, на втором этаже которой у герцога была квартира.

Через девять лет грянула революция. Герцог отказался от титула, назвался гражданином Эгалите (Равенство) и проголосовал в Конвенте за казнь Людовика XVI, своего родственника. Всё это не помогло: в 1793 году его тоже гильотинировали.

А парк остался – разумеется, национализированный. Именно сюда в 1797 году опустился Андре-Жак Гарнерин, совершивший первый в мире прыжок с парашютом. Когда восстановили монархию, парк вернулся в семью герцога. Во время Второй империи семье пришлось продать половину земли застройщикам (тогда-то и появился особняк Буссарделей). В 1860 году то, что осталось, купил Париж, и через год Монсо стал первым городским парком, подвергшимся преобразованиям барона Османа. Аллеи расширили и заасфальтировали, проложили новые дорожки, поставили ту самую золочёную решётку. Во время Третьей республики в парке появились изящные памятники – Мопассану, Мюссе, Гуно, Пеллерону, Шопену, Тома. Парк писали Моне и Кайбот, здесь любили гулять Берлиоз и Пруст.

Сейчас под платанами, липами, дубами, соснами, клёнами парижане выгуливают детей, устраивают свадебные фотосессии и пикники, бегают трусцой, кормят уток и слушают крики соек. Верблюдов нет, но есть пони, на которых катают детей. Девять входов в парк охраняет сторож в пятом поколении, живущий в ротонде, в бывшей квартире гражданина Эгалите.